Что такое блокчейн?

Технология будущего, способная повлиять на мир так же сильно, как Интернет – вот что сегодня говорят преуспевающие банкиры и инвесторы о блокчейн. Причем разговорами не ограничиваются, наоборот – капиталовложения в блокчейн-проекты 2016 года перевалили за миллиард долларов США. В этой статье мы разберемся, что такое блокчейн, как он относится к биткоин, где применяется сегодня и будет ли использоваться завтра. Также вызывает интерес сопутствующий вопрос, как заработать на blockchain рядовому инвестору, который верит в перспективы данной технологии.

Английское blockchain состоит из слов block (не требует перевода) и chain (цепь). При проведении операций по этой технологии каждая транзакция записывается в систему как новое звено цепи, автоматически вбирающее цифровую информацию о всей цепи.

Объясняя простыми словами, как работает блокчейн, специалисты сравнивают каждую транзакцию с микроскопической молекулой ДНК, содержащей информацию обо всем живом организме. Благодаря чему несанкционированное изменение данных невозможно – система не согласует и отклонит операцию, как организм отторгает чужеродные клетки и ткани.

Общедоступность и одновременно 100% безопасность блокчейн обеспечивается:

 сложными математическими алгоритмами;

·                     специальными программами криптографирования;

·                     пятью тысячами мощных компьютеров, включенных в систему майнинга, между которыми распределена вся совокупность данных.

 

Взломать такую систему теоретически возможно, зато практически – совершенно бессмысленно, так как никакой доход заведомо не покроет огромных расходов на глобальную атаку.

Таким образом, технология блокчейн делает возможным хранение данных о финансовых операциях, юридических обязательствах, правах собственности, обеспечивая полную прозрачность и всеобщую доступность для ознакомления, но при этом надежно защищая от любого подлога, взлома и так далее. В еще более простом варианте можно сказать, что технология блокчейн — это некий стеклянный куб с постоянно включенной камерой наблюдения — в него можно (под присмотром) положить что-то новое, но при попытке изменения или подмены содержимого это тут же станет видно любому наблюдателю.

 

Блокчейн и биткоин

Биткоин, о котором я писал здесь, достаточно справедливо называют возможной финансовой пирамидой, а несведущие люди переносят отношение к пирамидам на блокчейн. Точно так же ошибочно блокчейн считают разновидностью электронных денег. Почему технология не синоним слова «биткоин»?

Отличия блокчейн и биткоин в привычном смысле нет, ведь это вообще разные понятия – как MasterCard и SWIFT. Просто блокчейн впервые обрел востребованное применение именно в качестве базы данных транзакций bitcoin – одной из так называемых криптовалют. При этом «цепь блоков» послужила открытой бухгалтерской книгой, где записаны операции с биткоин и которую никак нельзя подделать.

Сегодня, с одной стороны, понятия блокчейн и криптовалюта остаются неразделимыми, поскольку именно цепь блоков используется и при операциях как с биткоин, так и с другими цифровыми валютами.

С другой стороны, потенциальная сфера применения блокчейн несравнимо шире – эта технология может быть использована для создания огромного множества баз данных, реестров, книг учета товарно-материальных ценностей, сервисов для бизнеса. И в том числе – новых платежных систем, работающих легально (подконтрольных властям государств).

 

Сфера применения блокчейн

Сущность «цепи блоков» как общедоступной, распределенной и 100% достоверной базы данных делает применение блокчейн весьма привлекательным для компаний, работающих в разных областях.

В настоящее время уже существует ряд расширений для разработки бизнес-приложений на блокчейн, обеспечивающих:

 

·                     безопасное администрирование сетей, исключающее хакерские атаки MIM («человек посередине») и снимающее проблему «единого администратора»;

·                     хранение цифровых сертификатов, делающее полностью защищенным доступ пользователей к сайтам (в частности, исключая перехват паролей);

·                     безопасные двусторонние сделки без привлечения гарантирующей третьей стороны (юридической фирмы, нотариуса, банка и др.);

·                     фиксацию времени размещения документов, позволяющую решать вопросы патентования, авторского права и др.;

·                     подтверждение подлинности продукта (товара) с помощью надежно защищенного сертификата;

·                     подтверждение прав на любую собственность;

·                     создание общедоступных электронных визиток, информация на которых автоматически обновляется даже после «раздачи» по интернет-ресурсам;

·                     систему DNS, неуязвимую для DDOS-атак,

·                     и другое.

 

На базе блокчейн можно создавать любые открытые реестры, где будут фиксироваться сделки, а верификация платежей будет обеспечиваться средствами самой системы. Например, в реальной жизни нотариусу не требуется получать подтверждение своих коллег (не только из других стран, но даже из своего города), чтобы внести определенную запись в свою книгу — скажем, при выдаче доверенности. По технологии блокчейн подтверждение нужно, плюс данные нужно зашифровать специальным кодом, проведя их через майнер (можно сказать, повесив на созданный блок цепи замок). Однако сторонникам неприкосновенности частной жизни можно не опасаться — фиксироваться в системе будут лишь данные по производимым операциям, тогда как приватная информация (личность и пр.) в открытый доступ не попадет. Технология также отлично подходит для применения в рамках электронного правительства.

 Отношение к блокчейн

Отрицательное отношение к блокчейн чаще всего вызвано именно использованием данной системы для расчетов биткоин. Эту криптовалюту активно используют для незаконной торговли оружием, нарковеществами, ворованными конфиденциальными данными и даже человеческими органами.

Кроме того, некоторые доверенные посредники (прежде всего, владельцы бирж, выступающие гарантами сделок на централизованном рынке) наверняка не в восторге от перспективы оказаться ненужными. С другой стороны, банковский сектор проявляет к технологии заметно большую лояльность.

 

На Западе

Исследовательский центр RAND Corporation (США) в январе 2016 года обнародовал доклад, призывающий противостоять как криптовалютам, так и технологиям, с помощью которых они функционируют. Авторы доклада доказывают, что интерес населения к технологиям типа блокчейн несет угрозу национальной безопасности Штатов.

А тем временем свыше 40 крупных банковских структур, в числе которых Goldman Sachs, Barclays, Bank of Amerika, JP Morgan, объединились в консорциум R3 с целью совместного изучения новой технологии. Кредитные организации понимают, какие грустные последствия сулит отставание от новейших технологий, и предпочитают использовать их в своих интересах. В том числе – с целью сокращения ряда расходов.

В частности, сообщество банкиров не против перейти на систему межбанковских платежей на основе блокчейн, отказавшись от SWIFT.

Кроме того, банковским организациям необходим обмен определенной информацией (например, о мошенниках). Программный продукт на основе блокчейн позволит вносить информацию для общего использования в прозрачную общедоступную базу.

 

В России

Развитие блокчейн в России в настоящее время тормозится противоречивым отношением к технологии со стороны разных ведомств. Тем более, Минфин РФ предлагал ввести уголовную ответственность за использование криптовалют («суррогатных денег»), а в Следственном комитете инициативу поддержали.

В то же время, с публичной поддержкой блокчейн выступил глава Сбербанка Герман Греф, а глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина справедливо призвала разделять понятия технологии блокчейн и цифровых валют.

По мнению ряда экспертов, использование блокчейн способно помочь стране в преодолении последствий западных санкций. Например, в случае отключения от все той же системы межбанковских платежей SWIFT российские банки могут оперативно перейти на другую платформу, созданную с технологией блокчейн.

Платежная система Qiwi даже готовится вводить в обращение новую российскую криптовалюту – битрубль. Впрочем, как легализация битрубля, так и использование в любой сфере «распределенного реестра» вместо «централизованного» требует основательных изменений законодательства.

 

Инвестиции в блокчейн

Эксперты советуют быть крайне осторожными с обменом традиционных денег на какие бы то ни было криптовалюты. Специалисты предостерегают, что, в отличие от валют, эмитированных центробанками, криптоденьги ничем не подкреплены и находятся вне государственного контроля. А значит, здесь открыто широчайшее поле деятельности для безнаказанного мошенничества, и риск потерять средства слишком высок.

Но вопрос, как инвестировать в блокчейн, не ограничивается использованием или неиспользованием цифровых валют. На сегодня имеется несколько крупных венчурных компаний, занимающихся технологией блокчейн:

 

·                     Digital Currency Group;

·                     Fenbushi Capital;

·                     Blockchain Capital;

·                     Boost VC;

·                     Pantera Capital

 

По данным блокчейн-лаборатории PricewaterhouseCoopers (PwC), за девять месяцев 2016 года в проекты, связанные с «цепью блоков», было инвестировано в общей сложности $1,4 млрд.

Тем не менее для обычного инвестора венчурные инвестиции явно не годятся — как по требуемым суммам, так и по громадным рискам, связанных с любым венчурным проектом. Поэтому альтернативным вариантом для адептов блокчейна можно считать покупку акций банков, участвующих в вышеупомянутом партнерстве R3.

Однако закончить обзор хочется на сдержанной ноте. Мировая практика действующих сегодня технологий показывает, что большинство из них не являлись результатом намеренных действий своих первооткрывателей. Пенициллин, который спасает миллионы жизней, был открыт случайно в виде налета на стенках чаши, а его изобретатель умер, разочаровавшись в своем открытии. Лазер, который сегодня используются для коррекции зрения и записи компакт-дисков, долгое время считался просто забавным прибором из области физики, а над его изобретателем шутили в смысле бесполезности изобретения. Вряд ли в начале 70-х размышлял об айфоне Стив Джобс. Наконец, даже интернет, благодаря которому вы читаете эти строки, изначально был закрытой разработкой военных и его перспективы вне этой сферы никому не приходили в голову. В то же время целенаправленная многолетняя разработка квантовых компьютеров, «умных» очков и многих других проектов окончилась неудачей. Не исключено, что и блокчейн со временем найдет применение совсем в другой сфере, которая, впрочем, окажется менее масштабной по сравнению с тем, что ей прочат сейчас.

 

3D-технологии в России:
уникальные разработки, рынок сбыта и господдержка

 

Источник: Издательство ИННОПРОМ, автор: Мария Полоус. Интервью с директором департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Министерства промышленности и торговли РФ Михаилом Ивановым

 

Аддитивные технологии — одно из самых перспективных направлений в российском промышленном секторе. В стране уже сформирован пул производителей настольных и промышленных 3D-принтеров, подготавливается собственная сырьевая база. Более того, отечественные компании намерены выходить на зарубежный рынок и даже предлагать миру уникальные технологии.

 

— Сформировался ли в России рынок 3D-печати? И каков его объем?

 

— Прежде чем говорить о рынке, я хотел бы обозначить суть технологии и ее пользу для промышленного бизнеса. Несмотря на относительную новизну такого явления, как 3D-печать, российские предприятия уже оценили его потенциал и преимущества и активно внедряют на своих производственных площадках. Причина растущей популярности технологии в том, что она делает производство более эффективным за счет экономии материалов и упрощения производственного процесса.

Поясню: 3D-печать — это технология послойного нанесения материалов (металлов, полимеров или керамики) по объемной цифровой модели. В традиционных технологических процессах детали выпускают, удаляя излишки материалов и доводя заготовку до необходимой формы. По этой причине промышленникам трудно производить сложные конструкции. И аддитивные технологии позволяют решить такие проблемы.

Сейчас рынок растет: компании расширяют отечественную базу производства3D-принтеров и активно пользуются аддитивным оборудованием.

 

В 2015 году рынок аддитивных технологий в России составлял $55 млн, в 2016 вырос до $66 млн, по итогам 2017 года увеличится до $79,2 млн. Рынок металлических порошков — сырья для 3D-печати — в 2015 году оценивался в $1,5 млн, в 2016 году — в $1,8 млн, в 2017 ожидается рост до $2,16 млн. По нашим прогнозам, ежегодно оба сегмента будут расти на 20%.

 

Сегодня парк промышленных аддитивных установок в России оценивается в 700 единиц, около 9% оборудования (60 единиц) рассчитано на производство продукции из металлических порошков.

 

— Какие компании в России сегодня являются главными потребителями аддитивных технологий?

 

— В первую очередь, это крупные корпорации, такие как Роскосмос, Ростех, Росатом и различные промышленные организации.

Приведу два примера. Двигателестроительная компания «ОДК-Сатурн» печатает на 3D-принтере детали газотурбинных двигателей, используя для этого материалы кобальтового и титанового сплавов, а также нержавеющей стали. В конструкторском бюро «ОДК-Авиадвигатель» 3D-печать привлекают к производству по технологии селективного лазерного сплавления.

И только за 2016 год с помощью аддитивных технологий эти компании суммарно изготовили более 1,2 тыс. функциональных деталей и комплектующих.

 

Уникальные технологии

 

— Производят ли в России собственные 3D-принтеры или отечественный бизнес работает исключительно на импортном оборудовании?

 

— В России уже есть несколько компаний, которые производят как настольные, так и промышленные 3D-принтеры.

Сегмент производителей недорогих (в ценовом диапазоне от 60 тыс. до 200 тыс. рублей) настольных принтеров насчитывает более 30 игроков, которые ежегодно производят и продают порядка 2 тыс. единиц оборудования. Примечательно, что в производстве моделей используется не менее 50% отечественных комплектующих. Более того, развивается база сырья для 3D-печати: сейчас российский рынок способен производить до 1 тыс. тонн металлического порошка для аддитивных процессов. Скажу больше, уже заключены соглашения об использовании отечественного сырья в зарубежных 3D-принтерах ведущих мировых производителей.

Также в России появились производители дорогостоящих промышленных 3D-принтеров стоимостью от 5 млн рублей. Такие модели подходят для предприятий, которые заинтересованы во внедрении технологии нанесения расплавленной пластиковой нити и стереолитографии (изготовление моделей из жидких фотополимерных смол — прим. ред.) на своих производственных площадках. В качестве примера могу привести российскую инжиниринговую компанию Total Z. Предприятие разрабатывает модели и производит промышленные и бытовые 3D-принтеры Anyform.

 

Для компаний, которые только хотят протестировать возможности 3D-печати, запущен другой проект: в регионах России создано несколько Центров компетенций аддитивных технологий и прототипирования. Такие организации предоставляют в пользование свое аддитивное оборудование. Услуга подходит для тех, кому нужно провести НИОКР, выпустить уникальный продукт, проверить возможности своего технологического прототипа.

 

По некоторым направлениям российские аддитивные технологии опережают зарубежные на несколько лет.

 

— По каким именно?

 

— Например, есть уникальный проект по созданию технологии для производства металлических изделий сложной формы. Им занимается Национальный исследовательский университет им. Н.И. Лобачевского в Нижнем Новгороде и исследовательский центр группы компаний «Лазеры и аппаратура».

Эти структуры придумали технологию послойного лазерного сплавления. Ее уникальность — в использовании одновременно нескольких видов порошков различных сплавов в 3D-печати. Аналогов в мире сейчас нет.

 

Возможности роста

 

— Какие направления аддитивных технологий в России сейчас показывают динамику?

 

— В первую очередь это производители 3D-принтеров для строительной отрасли. В этом сегменте российский бизнес опередил Европу.

Например, ярославская компания «СПЕЦАВИА» разрабатывает и выпускает аддитивное оборудование, 3D-принтеры предприятия можно использовать для производства архитектурных элементов и даже для печати трехэтажных домов. Так, компания напечатала первый в России жилой дом. Это не презентационный проект, а настоящее жилое здание!

Были пройдены все этапы: подготовлен проект, под здание готовили разрешение на строительство, оформляли паспорт в БТИ. Скоро 3D-дом будет поставлен на кадастровый учет, в нем будет проживать семья. Дом полностью соответствует нормам индивидуального жилищного строительства. Объект уже побил рекорд: это самое большое здание в Европе и СНГ, напечатанное с помощью 3D-принтера. Группа «СПЕЦАВИА» продает свое оборудование за рубеж — в Казахстан, Молдову, Данию. Планирует выйти с продажами в Объединенные Арабские Эмираты, Саудовскую Аравию, Индию.

На экспортный рынок скоро выйдет еще один отечественный производитель строительных 3D-принтеров — компания «Apis Cor». Предприятие хочет продавать свою продукцию в странах Азии и Ближнего Востока, в Евросоюзе и в США.

 

— Какими инструментами государственной поддержки сегодня могут воспользоваться компании, работающие в сфере аддитивных технологий?

 

— Одна из главных задач государственной промышленной политики — увеличение доли высокотехнологичной продукции в российском экспорте. В том числе поэтому 3D-проекты — одно из приоритетных направлений для предоставления мер господдержки.

Сейчас Минпромторг субсидирует производителей 3D-принтеров и сырья для аддитивного оборудования. Так, в 2016 году компания «Электромеханика» получила 40 млн рублей на разработку системы управления для операций послойного синтеза, в оборудовании применяется электронно-лучевой генератор. Еще 270 млн рублей получило АО «ПОЛЕМА». Средства пошли на создание производства металлопорошковых композиций для наплавки и послойного синтеза.

Мы продолжаем отбирать проекты в этой области. В ближайшее время планируем поддержать разработку новой технологии для нужд «Роскосмоса» — установки для 3D-печати с помощью композитных материалов.

Еще одно направление работы — введение национальных стандартов, сертификация аддитивных технологий.

 

Так как нужно контролировать качество сырья, которое используется в 3D-производстве, Росстандарт разработает эту систему, и до 2019 года мы утвердим порядка 25 стандартов для аддитивной отрасли.

 

Кроме того, наш департамент разработал план мероприятий по развитию аддитивных технологий. На начальном этапе организуем межведомственную рабочую группу, чтобы власть и бизнес могли взаимодействовать на одной площадке. Мы хотим наладить разговор между участниками рынка, понять, каковы потребности компаний в аддитивных технологиях. Рассчитываем, что благодаря работе группы нам удастся избежать дублирования похожих 3D-проектов на разных площадках.

В целом же, я уверен, отечественные компании смогут закрыть запросы машиностроительных и оборонных предприятий в аддитивных технологиях.

 

Аддитивные технологии займут особое место на ИННОПРОМ-2018.

 



Робототехническое чудо: как Южная Корея
стала лидером производственной автоматизации

Уже сейчас 2010-е годы можно смело называть бумом индустриальных роботов в мировой промышленности. Как отмечают эксперты Международной федерации робототехники (International Federation of Robotics, IFR), в период с 2005 по 2008 год производители продавали около 115 тыс. моделей роботов ежегодно. После экономического кризиса в 2009 году промышленники начали активнее вкладываться в автоматизацию и в инновации, и с 2011 по 2016 год произошел скачок среднегодовых закупок роботов на 84% — до 212 тыс. единиц.

По прогнозам аналитиков IFR, в ближайшие годы этот показатель будет только расти. В 2020 году продадут более 520 тыс. роботов, с 2017 по 2020 год произведут и введут в эксплуатацию более 1,7 млн. новых промышленных моделей. Суммарно по всему миру к началу 2021 года будет работать 3 млн. роботов.

В целом по состоянию на 2016 год в мире на каждые 10 тыс. рабочих, которые трудятся в промышленности, приходится около 74 индустриальных роботов. Лидером по этому показателю является Южная Корея: на ее предприятиях эксплуатируют более 500 роботов на каждые 10 тыс. сотрудников. Причем наиболее высокая плотность приходится на корейское автомобилестроение — более 2 тыс. моделей.

«Причиной такого стремительного увеличения в сегменте могли стать крупные проекты, нацеленные на производство аккумуляторов для гибридных и электроавтомобилей», — отмечается в отчете IFR.

Вице-президент российской Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Алиса Конюховская отмечает, что в Южной Корее стремительно растет не только использование, но и производство роботов. По итогам 2016 года в стране было запущено в работу порядка 41 тыс. роботов (всего в стране их насчитывается 246 тыс.), из них 36,4 тыс. были произведены на местных предприятиях. Кроме того, на внешний рынок было экспортировано порядка 7 тыс. корейских роботов.

«В стране уже несколько лет действует программа поддержки сегмента, что дало свои результаты. В 2013 году произвели порядка 15,9 тыс., в 2014 году показатель вырос до 26,8 тыс. единиц. Кроме того, на продвижение робототехники Южной Кореи выделено порядка $50 млн, действуют отраслевые ассоциации для наращивания объемов на рынке», — рассказала Алиса Конюховская.

Высокая плотность использования роботов объясняется технологическим развитием в автопромышленном секторе и в производстве электронных технологий. «Использование роботов позволяет делать производство более эффективным и производительным, сокращать издержки, повышать конкурентоспособность продукции», — отмечает вице-президент НАУРР.

Закон пятилетки

Еще совсем недавно восточноазиатская республика отставала в этом сегменте. В 2000-е было ясно, что «экономическое чудо» Южной Кореи (стремительный рост экономики в течение 1960-1980 годов — прим. автора) осталось позади. Так появилась необходимость развивать новые отрасли промышленности.

«В 2005 году руководству Южной Кореи стало понятно, что необходимо сделать упор на робототехнику, иначе страна рискует откатиться назад в экономическом плане. В 2008 году был принят закон о развитии и распространении умных роботов, который стимулирует производство, регулирует порядок финансирования отрасли», — рассказал руководитель Исследовательского центра проблем регулирования робототехники и искусственного интеллекта в России Андрей Незнамов.

В рамках закона каждые пять лет принимается пятилетний план развития отрасли робототехники. Последний из них был утвержден в ноябре 2016 года. Функцию оператора взяла на себя Корейская ассоциация робототехники (Korea Association of Robot Industry, KAR). Администрирование государственных программ, поддержка отрасли дали свой эффект в течение первых лет работы программы: объемы производства выросли на 79%. Принятие закона о роботах дало стране экономический прирост в $4 млрд.

Как пояснил менеджер KAR Сангдок Йим (вы можете посмотреть видеозапись его доклада на ИННОПРОМ-2017), большинство компаний, работающих в этом сегменте, относятся к малому и среднему бизнесу. Крупные корпорации тяжелой промышленности и электроники (среди них — Samsung) только планируют запустить собственное производство роботов.

«План действий правительства Кореи заключается в том, чтобы расширить производство роботов и их использование на малых и средних предприятиях. На эти цели будет выделено $500 млн. В первую очередь мы будем концентрировать внимание на НИОКР. В правительстве считают, что уровень робототехники в Корее все же низок по сравнению с другими лидерами — США, Германией и Японией», — рассказал Сангдок Йим. Согласно дорожной карте республики, в период до 2020 года в отрасли будут развивать производственную базу компонентов — датчиков, сенсорных устройств, интеллектуальной продукции, а также smart-производства.

Налог на роботов

Высокие темпы автоматизации производства стали причиной острой общественной дискуссии в Южной Корее: влиятельные эксперты уверены, что резкий рост роботизации приведет к резкому же росту безработицы. Чтобы предупредить назревающую проблему, правительство всерьез рассматривает возможность ввести первый в мире «налог» на роботов.

Так, в законодательстве республики планируется пересмотреть ряд преференций для бизнеса: сейчас компании, которые направляют средства на автоматизацию промышленности, имеют право на корпоративный налоговый вычет — снижение части налога от 3% до 7%. Особые налоговые условия были сформированы, чтобы поддержать предприятия, которые инвестируют в инфраструктуру для повышения производительности.

 

Сейчас в кабмине обсуждают возможность снизить ставки вычета на 2 процентных пункта, чтобы замедлить процесс роботизации и компенсировать снижение налоговых поступлений на фоне роста безработицы.

Стадия созревания

В России рынок индустриальных роботов «практически равен нулю», говорит президент НАУРР Виталий Недельский. Ежегодно российские промышленники закупают не более 500 моделей на сумму около 1 млрд рублей, еще почти 3 млрд тратят на установку.

«Профильных производителей в России сейчас фактически нет, только начинается процесс локализации. С другой стороны, в России работает порядка 60 организацией, которые занимаются интеграцией роботов. Можно говорить о том, что промышленность России сейчас на стадии созревания», — уточнил Виталий Недельский.

Если будут сформированы механизмы господдержки отрасли, если кабмин, госкорпорации и бизнес объединят усилия для развития рынка, то отечественный бизнес может увеличить закупки роботов до объемов в 5-7 тыс. единиц в год, уверен Виталий Недельский.

Впрочем, полностью роботизированные линии уже сейчас есть на ряде предприятий в России, в большей степени — в автомобильном секторе. Роботы постепенно заменяют людей. Но в министерстве промышленности РФ уверены, что у российского общества нет оснований опасаться роста безработицы. По мнению директора департамента станкостроения Минпромторга Михаила Иванова, автоматизация и роботизация в первую очередь приведут не к сокращениям, а к изменению профиля работ сотрудников.

«В 90-е годы в США был бум развития банкоматов. Тогда различные специалисты тоже предсказывали, что это приведет к колоссальному сокращению работников банков. Но проведенный анализ показал, что по мере развития банковской системы количество работников увеличилось на 30 тыс. человек. Я думаю, что путь развития робототехники будет эволюционным, поэтому мы резких перекосов в ту или иную сторону не увидим», — отметил Михаил Иванов.

Республика Корея станет страной-партнером ИННОПРОМ-2018, где представит инновационные разработки, инвестиционные возможности и перспективы технологического сотрудничества. 9 — 12 июля российские промышленники получат возможность из первых уст узнать об эффективных технологиях южнокорейского производства.